Цуца - идущая Тропой полковника Фоссета (mercylo) wrote,
Цуца - идущая Тропой полковника Фоссета
mercylo

Categories:

Тем, кто причастен...


  Не могу назвать себя верующей,  читающей Жития и прочие Поучения. Но вот прислали ночью. И мне захотелось сохранить это. А вдруг кому-то тоже "ляжет на душу"....


"Когда я нахожусь лицом к лицу с человеком, которого вижу глазами любви, не глазами безразличия или ненависти, а именно любви, то я приобщаюсь этому человеку, у нас начинается нечто общее, общая жизнь. Восприятие человека происходит на глубине, которая за пределами слов, за пределами эмоций. Верующий сказал бы: когда я вижу человека в этом свете, в свете чистой любви, то я вижу в нем образ Божий. Знаете, каждый из нас представляет собой образ Божий, но мы не умеем этого помнить и не умеем соответственно относиться друг к другу. Если бы только мы могли помнить, что перед нами икона, святыня!.. Это совсем не значит, что такая икона во всех отношениях прекрасна. Мы все знаем, что порой случается  с любой формой красоты: она может быть изуродована - небрежность, обстоятельства, злоба могут испортить самый прекрасный предмет. Но когда перед нами произведение великого мастера,  которое была отчасти изуродовано, осквернено, мы можем в нём увидеть либо испорченность, либо сохранившуюся красоту. Если мы смотрим  глазами изумленной любви, то видим лишь прекрасное, а об остальном можем и горевать. И мы можем решить иногда  всю жизнь отдать на то, чтобы все поврежденное в этом образе - восстановить. Ведь это и есть дело любви: посмотреть на человека - и одновременно и увидеть в нем его неотъемлемую красоту, и ужаснуться тому, что жизнь сделала из него, совершила над ним.
Любовь — это именно и есть крайнее, предельное сострадание, боль о том, что человек несовершенен, и одновременно ликование о том, что он так изумительно, неповторимо прекрасен. Вот если так посмотреть на человека хоть один раз, можно его полюбить, несмотря ни на что, вопреки всему, что бросается в глаза другим людям.

Как часто бывает, что любящему другого кто-нибудь скажет: “Что ты в нем нашла? Что ты в ней нашел? Зачем тебе это?”  - и человек дает совершенно бредовый ответ: “Да разве ты не видишь, до чего она хороша, до чего он  хорош?..” И оказывается: да, так оно и есть, этот человек прекрасен, потому что любящий видит красоту, а нелюбящий, или безразличный  видит только раненость и изъяны. Вот об этом очень важно не забывать. Чрезвычайно важно помнить, что любовь   объемлет человека всецело, всего, и что она видит, она зряча, но вместо того, чтобы осуждать или чтобы отрекаться, она плачет над изуродованностью и готова жизнь положить на то, чтобы все болезненное, испорченное было исправлено и исцелено. Это - то, что называется чистым отношением к человеку, это - настоящее начало любви, первое серьезное видение.

Я уже говорил о любви как о созерцательном состоянии, при котором человек, глядя на другого, видит в нем, за пределами его внешних черт, невзирая на звуки его голоса, невзирая ни на что, какую-то глубину, которая является для него тем самым Настоящим, которая для него является красотой. Эта красота отчасти повреждена жизнью, прошлым, обстоятельствами, но она тут, и единственно она и важна в этом человеке; хотя, конечно, и поврежденное должно быть принято во внимание.

Но если говорить о созерцании, то можно ли говорить и о том, чтобы создать какие-то живые человеческие отношения? Созерцать Творца, созерцать прекрасные деяния рук человеческих, созерцать красоту небес и вод,  переживать глубоко музыку - это все понятно; но каким же образом такое созерцание может привести к каким-то настоящим, подлинным человеческим отношениям? Мне кажется, ответ в том, что созерцание это открывает и того, и другого, обоих, к состоянию, когда они могут на самой глубине своей слиться в единство, могут за пределами всяких слов друг друга понимать и чувствовать. Мы все это знаем на опыте, но так легко забываем. Кто из нас не сидел с дорогим ему человеком - матерью, любимой, любимым,  близким другом -в вечерний час, когда спускались сумерки, когда все затихало вокруг? Вначале идет разговор, потом он замирает, но остается какая-то тишина; мы прислушиваемся к звукам: к потрескиванию дров в камине, к тиканью часов, к внешним отдаленным шумам; потом и эти звуки исчезают, и наступает глубочайшая тишина, безмолвие душ. И вот в этом общем безмолвии  вдруг чувствуешь, как ты близок своему другу, тому человеку, который рядом находится. Это, конечно, не слияние в том отношении, что один человек делается другим, но оба соединяются на такой глубине взаимного переживания, где слов больше не нужно: они вместе, и если чувства достаточно глубоки,  то они стали одним целым."

(Антоний Сурожский)
Tags: Из Вечного
Subscribe

  • Еще один аспектик...

    Распродав подчистую маленькую Абхазию(ничего приличного нет до 12 октября. От слова "совсем". Правда. есть очень приличное, но, сука,…

  • "Скажите, долгая старость - награда или расплата?.."(с)

    Фотография дёрнула за кишки ощутимо... Старики - моё больное место. Я никогда не буду лежать в слинге. Я бездетна - раз. И я всеми силами…

  • Почему-то не могу

    перестать думать о герое книги, которую не читала (и фильма, который не смотрела). Несколько часов назад некий блондин рассказал мне о человеке,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Еще один аспектик...

    Распродав подчистую маленькую Абхазию(ничего приличного нет до 12 октября. От слова "совсем". Правда. есть очень приличное, но, сука,…

  • "Скажите, долгая старость - награда или расплата?.."(с)

    Фотография дёрнула за кишки ощутимо... Старики - моё больное место. Я никогда не буду лежать в слинге. Я бездетна - раз. И я всеми силами…

  • Почему-то не могу

    перестать думать о герое книги, которую не читала (и фильма, который не смотрела). Несколько часов назад некий блондин рассказал мне о человеке,…