Цуца - идущая Тропой полковника Фоссета (mercylo) wrote,
Цуца - идущая Тропой полковника Фоссета
mercylo

Categories:

Люба, детали.

Как мне понравилось название завтрашнего первоапрелья - День Шута :)) Никогда не слышала почему-то...

  Так вот, о Любе узнала только сегодня. Все знакомые уличные люди прятались, офигев от спазмов погоды и стараясь накидаться  уже с утра пораньше, чтоб перележать-переспать под батареей 9или кому где повезло), мини-катаклизЬм. Днём  отловила Волю, греющегося на солнышке, дала на пиво и припёрла к стенке кинотеатра "Художественный".
 Воля  тремя мощными глотками осушил банку, закурил(он всегда свои курит.Пусть дешевые, но свои), затуманил глаз на несколько секунд, а потом как - то сразу решился. Сестрой он меня с прошлой осени называет, после того, как выяснили, что 20 лет назад ходили мы с ним одними хипповскими тропами.

- Уважаем мы Любашу, сестра. Она, ещё когда  сама не пила, всегда и поесть выносила, и на бутылку давала. А Шурку (была тут такая крымчанка, муж завёз в Москву и бросил на Гоголях её. А она девочка совсем, 20 лет, из посёлка маленького), и помыться пускала, вещи свои красивые отдавала. Хорошая Люба очень, душевная, понимаешь?
 Спортсменка она бывшая, чемпионка. С конями...  В Питере жила долго с мужем, он тоже с конями и тоже...призёр. Блядь...

Воля аж поперхнулся и замолк. Вот честное слово: опухшее лицо было строгим и грустным... Не обошлось без второй. И не потому, что выманил он у меня ещё банку. Ему и вправду было неприятно говорить. И трудно.

- У  них сын был. Люба поздно его родила, лечилась долго - повредила там себе что-то, прыгая  и падая. Я ж в соседнем доме жил тогда, мы всё друг про друга знали во дворе. Как получилось-сразу в Москву и вернулась, ещё старики её живы были. Хорошего пацана родила, хоть и вырезали  потом всё ей почему-то. Севка её красавчик был, беленькие кудряшки, глазюки на пол-лица, умница такой..и ласковый. Дочка моя младшая дружила с ним.  Дед с бабкой  пацанёнком этим только и жили.Жили-жили, пока однажды летом по пути с дачи все разом и не улетели на небеса прямо с трассы, сссукка... Любаня на съемках была с каскадёрской группой. Она ж зарабатывала хорошо, трюки лошадиные ставила всякие... моя бывшая нашла через киностудию её.
  Похоронили всех троих сразу. У Севки гробик такой голубенький был..и комбинезончик голубенький... Я  в то время уже закладывать стал, а после гробика этого и совсем чота... Любаня не плакала, помню. Молчала, только сиреневая вся какая-то была. Люди такие не бывают. А призёр и на похоронах не появился, потом из Питера приехал.
 По больницам нервным лежала она долго. Последний раз когда отъехала на больничку, призёр её хату и обнёс всю - картины, что у стариков висели, посуду, золотишко с камнями..стены оставил только. И кубки с медалями. Как выносил, как увозил - я не видел, пил уже крепко. Мы найти его хотели, в Питер собирались. Она сказала: не надо, пусть.
 А через два месяца Любаня к нам пришла, на точку. С водкой-коньяком. Три дня пили в скверах - лето было. Она выла, страшно выла, наши утешали, как могли... Вот с тех пор и пьёт. Комнату одну сдает под склад арбатским, с того и живёт. Мы её любим, не обижаем, кадык за неё вырвем любому...
 Не, мне хватит, сестра. Вечер же ещё впереди, понимаешь?
 Что? Да неее, она моложе, чем я. Сорок два ей.
Tags: историйки с Арбата, невыносимая легкость бытия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments