Крым, 2016-й

Цуца - идущая Тропой полковника Фоссета

Previous Entry Share Next Entry
Читала, холодея....
Невыносимая лёгкость бытия
mercylo
Наринэ, лёгкую, чудесную Наринэ, нежную умницу с огромными глазами, автора "Манюни", маму Василия Алибабаевича, подругу нескольких дивных девочек из ЖЖ, мы знаем все. Ну, или почти все - я ж для вас, моих, пишу тут всё, и знаю, что очень много общих друзей...
 А вот ТАКОЕ вы знали? И про остальных, тех, кого упоминает внимательная и чуткая nataljusha, сделавшая эту выборку? Я не знала...
Пишет Наринэ:
Рождённые в семидесятые, мы и представить себе не могли, что доживём до таких времён, когда в день нам будет полагаться 250 грамм хлеба – суточная норма взрослого человека Еревана девяностых. За хлебом приходилось выстаивать долгую очередь. На первом этаже общежития, напротив комнаты коменданта, выделили специальное помещение, куда привозили горячие матнакаши. Буфетчица тётя Зина разрезала их на четыре части. Одна четверть матнакаша весила 250 грамм, может чуть больше. Тётя Зина отбирала у меня четыре талона – мой, Каринкин, Арминэ и Осанны, и, пряча глаза, выдавала полтора матнакаша – плюс две нормы.
-Детям,- шептала.
Мама с папой вывезли Гаянэ, Сонечку и пятилетнего Айка в Ереван, и буквально с порога уехали обратно. Нужно было успеть до того, как закроются дороги – с той стороны, не прекращая, бомбили подступы к нашему району.
Потом закрылись дороги. Казалось – навсегда. Взрослые остались в отрезанном от мира, наводнённом беженцами Берде.
Я с ужасом думаю, что бы мы делали, случись несчастье с нашими родителями. Мне было 19, Каринке 17… Как бы мы подняли младших?
-Оставляю детей на тебя,- сказала мне на прощание мама.
Не знаю, что творилось в душах моих родителей, когда они, распрощавшись с нами, возвращались в Берд.
Я боюсь это представлять. Я не хочу этого знать.

Полтора матнакаша мы оставляли детям. Покупали батончик «Марс», делили на всех… Надо было видеть, как они трогательно уступали друг другу шоколадные крошки.
До сих пор не могу спокойно смотреть на батончики «Марс».
Ненавижу, ненавижу те годы. Ненавижу всё это вспоминать.


Из комментов там же:

suhumchanka56: этот Марс!первое лакомство которое мне с сыном купили после войны. терпеть его не могу

kuzulka: Я тоже ненавижу вспоминать начало 90-х...
Но иногда вспоминаю. Самое страшное было - Юля. Она была наша какая-то очень седьмая вода на киселе, и я даже не помню, откуда. Из каких-то южных краев... Но там, откуда она приехала, была война и голод. Просто однажды нарисовалась у нас на пороге с беременным животом и маленьким чемоданчиком, и письмом от мамы, которая просила приютить ее дочь до родов, потому что рожать надо было в Питере, в институте Отто. Она была такая худая, что ребеночек просвечивал через живот. Я до сих пор хочу плакать, когда ее вспоминаю. Мама кинулась ее кормить (а жили мы не сытно, мясо покупали раз в неделю и только для Сони с Алиной), а она пожевала кусочек хлеба и сказала, что ей много нельзя с непривычки. Бабушка моя, пережившая блокаду, плакала.

geliebte_sterwa: Сестру моей подруги несколько раз выводили на расстрел в Грозном, а она беременная была, ребёночка так и не сохранила.

nloit: Я только недавно вспоминала, как стояла в бесконечной очереди за хлебом в Харькове, а хлеба еще не было, но все повторяли с надеждой: "Машина уже выехала..." и не расходились...

svetonebo: ... Баку 91го... По какой-то иронии нам в маленький магазинчик военного городка забросили продуктовую помощь - черный хлеб и зефир в шоколаде. И хлеб был поразительно вкусным, но его на семью выдавали мало, а вот зефира в шоколаде было завались.

netahich: И самое жуткое, что все это в разных вариациях повторяется снова- не так давно семья наших друзей выезжала и вывозила детей из Оша, через кордоны-границы-обстрелы.

elisa_liz : Я делаю вид что не помню те годы, когда мы спали в холодной комнате, трое детей на одном диване, чтобы было тепло.
Как мама наших рыбок из аквариума в банку перелила, и с этой банкой в ногах спала, чтобы они не замерзли ночью
как мы поставили печку и сильно радовались, видимо неправильное направление выбрали, когда она не хотела греть, весь дым валил в квартиру, приходилось открывать на этом морозе окна и дверь чтоб не задохнуться. но эта печка нас спасала во все те зимы холодные
как мама согревала воду чтоб хоть одного успеть помыть, и про себя сыпала проклятиями, а брат жалобно спрашивал - мам, это ты мне??

dunea: я вспомнила как у нас в 92 был комендантский час и нас в выпускной в 10 вечера начали выгонять домой, чтобы до 11 успели. как не было газа вообще, соседи готовили на улице на каких-то кострах, какие-то тетечки даже варенье умудрялись так варить на зиму.
как маме не давали по несколько месяцев подряд зарплату и самая частая еда была хлеб с маслом и повидлом.

p.s.
lydik в почту прислал: "Ком в горле... Я могу представить 250 гр. хлеба - блокадная норма рабочего.
Во многих военных воспоминаниях (и блокадных тоже) голод пытались заглушить чтением рецептов Молоховец..."

PPS: Я сама никогда не бывала в таких ситуациях. Может быть, потому, что нет у меня родственников - почти весь род подчистую вывели в 1937-38 и в войну остатки сгинули...
 Девочки, я тут просто так постою, молча.
 Наташ, спасибо тебе огромное, что собрала.

и вот почему, интересно, всякий раз, когда кто-то возжелает изменить мир к лучшему, заканчивается это очередями и стрельбой?:(

Голодом, кровью и надломленными жизнями...

ну, открытых военных действий у нас, например, не велось, но стреляли, шибко стреляли, у меня даже специализация такая рабочая была - огнестрелы в больницы пристраивать так, чтобы больница не сигнализировала органам... такое дополнение к должностным обязанностям.
а что касается остального... когда нашим пенсионерам перестали носить пенсию, а во дворе - десяток бабок-сирот, мамулиных подружек, и все - без гроша, а лекарства! а еда хоть какая-то! блять, никогда не забуду, как жратву добывала, и мама потом ее вечером на кучки раскладывала - это Раечке, это Тонечке, это Галочке... и носила эти сверточки потом по квартирам...
я до паралича боюсь двух вещей, Лора - остаться без работы, и быть больной в этой стране...все остальное - такая хуйня, которую и бояться не стоит.

Я хорошо запомнила, как моя мамочка, гордячка и "белая кость", в самом начале девяностых собирала окурки "Примы" в баночку. Чтоб потом курить с мундштуком.
И я, собирая ей посылки с Кавказа, забивала мешок блоками сигарет-её пенсии в "купонах" украинских не хватало больше, чем на 10 пачек...
Точно того же боюсь и я. Пусть ЭТУ чашу пронесёт мимо, с остальным справимся.

Умирала бабушка. Любимая, родная до боли. А нам, ее детям и внучке, НИКОМУ из их семей не платили зарплату. Мы все с ужасом смотрели на нее, понимали, что скоро конец, а мы ее не похороним. Денег нет, совсем нет, и занять не у кого. Бабуля умерла вечером, а в этот день мне и ее зятю выдали зарплату. С тех пор я панически, до истерики боюсь остаться хоть на день без загашника "на черный день".

Светлый Боги, Вы сейчас мне напомнили, как у нас в Минеральных Водах и рядом, в Канглах, покойных хоронили в..пластиковых мешках-не было денег на гробы, да и гробов не было-не из чего было сколачивать, перестали поставлять умершие лесничества древесину.
И как знакомый врач пил самогон со мной и рассказывал, что умерших родственники не забирают из моргов больничных, в надежде, что похоронят за государственный кошт((
Как странно устроена память - она это заретушировала, а сейчас вот прорвалось...

В Питере до такого не доходило, но пшенку с капустой и рыбу толстолобик даже вспоминать не хочется. Урватую в хозмаге коробку ЛОСКа полгода растягивали на пеленки от двух младенцев. Талонный сахар до сих пор на антресолях у родителей лежит, потому что все в семье пили чай без сахара, и, по хохляцкой привычке, в шкафу всегда было много доисторического варенья. Собчак правильно сделал, раздал всем желающим участки, и, вместо митингов, с майских начиная, все срывались что-нибудь сажать в землю.

А у меня от ПИтера 1991 года декабря месяца осталось впечатление ужасное.Ходила и думала -что едят пенсионеры?В магазинах - шаром покати...

Я не смогла у Наринэ писать, плакала очень, но вспомнила, как летела в 89-м в Ереван к подружке с 40-а кг. ручной клади - просто крупа, там уже тогда не было, даже одежду/обувь брать не стала.
И правда, забывается... Вот Твой пост прочла и вспомнила вдруг, что была зима одна, не помню год, но после 94-го, когда Мама, сестра и муж сестры моей армянской подруги провели в Питере, Мама у подружки в общаге аспирантской, а Люська и Сурен у нас... Только летом ребята уехали. Надо же, забыла...
А уж семейство армян из Баку - родители и двое детей - не забуду никогда, он в чём были появились в общежитии, где Рузанка жила. Совсем без всего т.е. Мы все старались помочь им чем могли...

Когда я жила на Кавказе, в нашей заштатной школке был Гарик Гаспарян, физик, который уехал из Баку, когда началось. Хорошо помню, как рыдала после его рассказов в учительской.

А мы ведь в относительно благополучном Питере жили, и у нас не стреляли - а все равно страшно вспомнить. Я с тех пор умею делать две яичницы из одного яйца и 3 блюда из одной куриной ноги...

Суп из бульона, плов из мяса и что третье? Мы с подругой смеемся "суп, плов и компот")))Привет "ножкам Буша".

кошмар, ЛОра...

прочитала это. вспомнила свое. и...не буду писать. это уже прошло. очень надеюсь, что больше не повторится. очень-очень надеюсь.


Да, это тоже способ...

О, господи...А ведь и не знала...Самое страшное воспоминание- очереди за молоком, когда сын был маленький, а что давали по талонам, так еще и много оставалось.

Это ж где ты так жила шикарно?)

90-е годы - страшные годы... Рассказать бы, да лень.

Почему? Расскажи, пожалуйста.

Начало девяностых - кошмар... Талоны были, но чтобы на них что-то купить - надо было побегать, поискать. Помню, в декабре никак не могла отоварить талоны на мясо/колбасу. Полкило на один талон. И вдруг! 31 декабря продают кур! Курица на талон! Какое счастье. Куры оказались цыплятками грамм по 400, видимо, дохлыми. И, как оказалось после размораживания, слегка тухлыми. Пахли. Мы их слегка отварили в марганцовке, а потом поджарили. И была у нас на новый год жареная курица. Праздник, счастье.

Старший сын в шесть лет (осень 94 года, мы начали тогда жить заметно лучше) перед сном как-то спросил меня: "Мама, а мы больше никогда не будем нищими?" Тут главное было - не заплакать. И твердо пообещать, что мы с папой сделаем всё, чтобы - никогда.

Боже мой, боже мой... И с малым дитём на руках :(
Это во Владимире было всё?

В конце 90-х к нам в институт приехал академик из Армении. Какая-то совместная тема была, мы же гельминтологи. И вот сели мы пить чай - я тогда уже в гости заходила, работала в издательстве - и тут погас свет. Казалось бы: день, Москва, чай уже вскипел, наплевать. Однако академик наш весь съёжился, десяток лет накинул, посерел - вспомнил свои ощущения в Ереване (? - где он тогда был, не знаю), когда свет погас, сейчас стрельба начнётся, и главное - оно и тут его догнало! В общем, отвлекли дедушку армянской гельминтологии, заговорили ему зубы, свет включился, всё обошлось. Но - запомнилось.

Ученые из Армении - просто святые люди, святые. Я там выше писала про армянского профессора. Несмотря на всю недоброту, которая между нами была через много лет, я всегда помнила, что это он меня тогда спас. И нечаянно замуж выдал. :)

а мне после голодного детства ничего не страшно сейчас зато
когда мама начинает ахать, что все плохо, я вспоминаю, как две зимы прожили на картошке и капусте
первую нам давала крестная, поскольку мы помогали ее окучивать и копать, а на вторую осенью хватало денег, чтоб засолить, дешевая была и какие-то крохи наскребали
растительное масло в гуманитарной помощи было, его экономили
страшно хотелось сладкого, но в погребе было только безвкусное варенье из безвкусной сибирской вишни, сваренное на еще советском стратегическом запасе сахара
и два года так прожили и выжили, конечно, не так страшно, когда у людей война и пайка хлеба
но опыт бесценный, особенно когда зарплату сейчас перестают давать на пару месяцев :)

заболеть, правда, по-прежнему страшно, потому что вся надежда тогда будет только на сбор денег по контактам и жежешечкам

Да, это правда. Боюсь, что твой последний абзац относится к 80% читающих этот пост((

Не представляю - каково это, когда война и весь остальной ужас... И не дай Б-г дожить до такого.

А про девяностые и сказать нечего, всё норм было. Не было ни жёсткой экономии, ни голода. Талоны были, очереди были, не смертоубийственные правда. И мясо всегда было на столе, и рыба. И всякая выпечка домашняя по выходным.
Обе бабушки в деревне жили, вот всё лето там и проводили - прополка картошки и уход за живностью. Отсюда и мясо и соленья весь год. Никакой барщины, каникулы были весёлые.

Edited at 2012-04-05 07:46 am (UTC)

Просто повезло, думаю. Челяба не попала под "крутой замес".

у меня подружка в 1991 кровь сдавала - донорам полагался талон в магазин "диета". Чтоб коту рыбы купить.

А мы сдавали, потому что там кормили и давали вино красное. Целый стакан))

?

Log in

No account? Create an account